Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска

Автор статьи
Тамара Башаева
Фото: Тамара Башаева

Садоводы из Осташково жалуются на новый золоотвал

На Московке рядом с Осташково находится почти три десятка садовых товариществ. Из большого города туда ведет узкая дорога, по обе стороны от которой мелькают названия. «Волжанка», «Содружество», «Большевичка», «Рябинка». На «первой линии» перед большим полем находятся СНТ «Магистраль», «Электромера», «Радуга-1» и, собственно, «Сибирский Садовод-4», куда мы держим путь. Из окна машины, даже несмотря на моросящий дождь, видно, что домики и участки в СНТ ухоженные — их регулярно посещают, а то и живут там.

Сразу же на въезде в нужное нам садоводство находится дом управления. Здесь работает председатель Галина Талькова — бывшая заводчанка, а нынче активная и, как большинство людей старой закалки, предприимчивая пенсионерка. В этом же домике переводят дух электрики, сварщики, сантехники и другие работники, услуги которых могут потребоваться дачникам. Сюда же садоводы обращаются за помощью по любым вопросам и никогда не уходят несолоно хлебавши. Люди заходили и во время нашего визита, интересовались решением каких-то текущих задач. Всё по-простому, по-свойски, без бюрократии. Вся бюрократия перед началом экскурсии достаётся мне.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

«Вы только посмотрите, куда мы обращались!» — Галина Евгеньевна переходит к сути буквально с порога, — «А результатов никаких. Вся эта стопка – сплошные отписки, суть которых в том, что никто не знает, почему точно затопило наши дачи. Но новый золоотвал здесь якобы не при делах». На столе перед расстроенной женщиной лежит две толстых серых папки. В одной – старые ответы из различных ведомств, а в другой – совсем свежие, апрель и май этого года.

Все обращения по одной теме – найти ответственных за подтопление дачных участков и освободить земли СНТ от воды.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Беру в руки один из последних ответов: «при выдаче разрешения на объект капитального строительства секции 4А золоотвала ТЭЦ-5 АО «ТГК №11» не был учтён факт подтопления территорий, прилегающих к указанному золоотвалу. Ранее подземные грунтовые воды аккумулировались в низине рельефа на месте строительства данного золоотвала, но в настоящее время движение грунтовых вод могло измениться, в связи с чем происходит подъём уровня грунтовых вод и, как следствие подтопление грунтовыми водами территорий, прилегающих к золоотвалу, в том числе территорий указанных СНТ», — сообщает департамент городского хозяйства, а также указывает, что разрешение на строительство золоотвала выдавал не городской, а федеральный орган. Федералы (природнадзор), в свою очередь, отвечают, что «секция прошла государственную экологическую экспертизу, проектная документация соответствует требованиям законодательства РФ».

То, что на бумаге выглядит как сухие факты, лучше оценить наглядно, решаем мы, и вместе с председателем едем на экскурсию по СНТ.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска

Чем ниже мы спускаемся по главной дороге садоводства, тем больше воды на участках. Поначалу можно решить, что это просто лужи после сильного дождя, но, когда огороды начинают выглядеть как рисовые поля, становится ясно, что причина не в обильных осадках. Чтобы дойти до конца дороги, приходится надевать рыбацкие сапоги и двигаться очень осторожно, чтобы не зачерпнуть в них воды, это вполне реально.

Участки в «Сибирском садоводе-4» когда-то выдавали работникам «Омсктрансмаша». Многие владеют дачами по сей день, оттого в СНТ немало пенсионеров. Есть и молодые – невостребованные участки отдавали по госпрограмме семьям с детьми, дачи покупали для отдыха на природе. Заброшенных домов практически не было, везде кипела работа.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Сейчас в «Садоводе» совсем тихо. На пустых участках в воде стоят брошенные постройки – бани, качели, теплицы. От грядок остались одни воспоминания – культурные растения не терпят обилия влаги и погибают. Выживают сорняки, пока ещё держатся деревья, но и они начнут гнить, если вода не отступит. А она не отступит, если ничего не предпринимать.

Садоводы почуяли неладное давным-давно, ещё во времена СССР – когда ТЭЦ-5 открыла первую секцию золоотвала в 80-м году. Через два-три года в погребах и колодцах на дачах начала подниматься вода. Она шла из грунта, в который попадала из золоотвала, расположенного на достаточном расстоянии от дач. С наступлением лета вода всякий раз отступала. Дачники долгое время с этим мирились, но сейчас проблема натурально вышла из берегов.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Что вообще представляет из себя золоотвал? Это огромная яма, в которую по трубам из теплоцентрали поступает вода с золой. Зола оседает на дно, а вода проходит через фильтр, откачивается и уходит обратно на ТЭЦ для повторного использования. И так по кругу. Чтобы вода не впитывалась в грунт, дно ямы-резервуара застилают прочной плёнкой. Огромные лоскуты спаивают между собой, и они образуют что-то вроде бассейна. Перед запуском новой секции её тестируют – набирают воду и проверяют на предмет протечек. После этого, вся конструкция сдается в эксплуатацию. Когда зола полностью заполняет секцию, котлован закрывают и запускают следующий.

На сегодняшний день у ТЭЦ-5 имеется четыре секции золоотвала. Последняя, четвертая секция, занимающая площадь более восьмидесяти гектаров, и стала виновницей нашей встречи с дачниками, имущество которых пострадало от такого соседства.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Четвертую секцию начали строить в 2019 году на месте большого технологического котлована и протоки в непосредственной близости от садовых участков. В протоках водилась рыба, а омичи ходили туда купаться. «По-научному» эти земли называются бросовыми, не предназначенными для сельскохозяйственных работ – много грунтовых вод, заболоченность. Подпитывали эти протоки в том числе воды, поступающие с ТЭЦ в прежние золоотвалы. То есть, вода была возле дач всегда, но друг от друга их отделяло большое поле, где даже паслись животные. Но строительство внесло коррективы в эту идиллию.

«Когда стали строить новый золоотвал, с участков исчезли все подтопления. Я ещё тогда сказала своим садоводам, что некоторое время мы поживём спокойно – для того, чтобы на стройплощадку смогла проехать спецтехника, нужно всё откачать и просушить грунт. Рабочие, которых я встречала, рассказывали мне, что там вместо грунта была чуть ли не каша. И с ней справились. Запустили секцию в декабре 2022 года, а летом 2023 года вода стала возвращаться на дачные участки», — рассказывает председатель садового товарищества Галина Талькова.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Отследить уровень воды легко – достаточно заглянуть в колодцы. Когда она находится почти на том же уровне, что и земля под ногами – жди беды. Почему же так произошло? Ведь золоотвал не должен пропускать влагу в почву, для этого дно и устилали прочной плёнкой. Перед сдачей нового объекта в эксплуатацию, его приняла комиссия и дала добро, исключив возможность протечки.

«Как только в четвертую секцию запустили воду, вся эта плотная плёнка всплыла наверх. Над водой появились огромные чёрные пузыри. То есть, всё, что они там устелили, не помешало воде уйти в грунт» — Галина Евгеньевна демонстрирует подтверждающие кадры.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Пузыри из плёнки на поверхности воды. Фото предоставлено Галиной Тальковой

Воде, которая скапливалась раньше на месте нового золоотвала, тоже нужно было куда-то деваться, а потому она проложила себе новый путь в низине – затопила всё поле, дорогу вдоль него, въезд в СНТ и дачи. Кроме того, поскольку в золоотвале уровень воды выше, чем за его пределами, по закону сообщающихся сосудов вода пытается прийти в равновесие и буквально вдавливается в грунт, чтобы покинуть тесные границы. При виде садовых участков в их нынешнем состоянии, невольно вспоминаются бобровые хатки, для обитателей которых это норма жизни.

«Кошмар у нас начался в конце прошлого года. Помните, была аномально тёплая осень? Снега не было до начала декабря, стояла плюсовая температура. В это время у нас прямо конкретно затопило уже три аллеи. Сюда приезжали журналисты, выпустили пару репортажей и статью. А потом в Омске резко ударили морозы. Всё наше море застыло, его припорошил снег, и в СНТ приехала комиссия с ТЭЦ. Конечно, они ничего не обнаружили. Всё чистенько, снежок лежит. Я тогда с ними ругалась – комиссия напишет хорошую рецензию по результатам проверки, а по весне мы утонем. Так и случилось. До девятой аллеи включительно в «Сибирском Садоводе» стоит вода», — разводит руками председатель.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

На ближайших к полю аллеях воды по колено. Сапоги с каждым шагом буквально засасывает в кашу, которая находится под водой на месте дороги к участкам. Впрочем, и поле без помощи Галины Евгеньевны я бы не нашла – за забором СНТ до самого горизонта ни одного сухого места.

Повсюду пахнет болотом, на поверхности воды образуется тина. Дальше нескольких шагов от забора СНТ отходить страшно, хотя раньше здесь спокойно ездили автомобили – вдоль ограждения шла дорога, ведущая в город. Ей пользовались владельцы ближайших домиков – чтобы не делать круг через главный вход. Сейчас ворота закрыты, будто бы без этого могли найтись желающие проплыть здесь на машине.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

«Всю дорогу угробили. В этом году мы хотели отсыпать её по новой, но кто сейчас будет платить членские взносы, если люди на участок к себе попасть не могут? Мы даже мусор вывезти не можем, потому что контейнеры тоже стояли там, где сейчас море разливанное», — подытоживает ущерб Галина Евгеньевна.

Тем не менее, даже на самой затопленной аллее остаются жить люди. Юрий и Валентина прошли рука об руку не один десяток лет и привыкли противостоять всем невзгодам вместе. Приютили у себя животных, которых соседи не смогли забрать в город, подняли повыше всю технику и электронику, которые могли пострадать от воды, запасли побольше дров и пытаются ухаживать за огородом. На участке супругов продолжают бороться за жизнь несколько плодовых деревьев, да зелень в теплице. Урожая ждать не приходится – молодые растения желтеют, не успев окрепнуть.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева
Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева
Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева
Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева
Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

В общей сложности, в садах возле Осташково оказались затопленными около двух тысяч участков. В «Сибирском садоводе-4» их более трёхсот. Дача Галины Евгеньевны тоже пострадала – домик находится на десятой аллее, докуда вода добралась уже давно. Но самое страшное, что она продолжает прибывать.

«Заглядываю туда, поплачу и ухожу. А что делать?», — на этих словах глаза Галины Евгеньевны начинают влажно поблёскивать и мы берем небольшую паузу, чтобы женщина успокоилась.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

В начале мая Галина Талькова разговаривала с начальником очистных сооружений и насосной станции, которые занимаются осветлением и отводом воды из золоотвалов ТЭЦ-5. Мужчина отметил, что мощности станции позволяют откачивать больше воды, и в том числе, осушить подтопление за пределами золоотвала. Но станция без распоряжений «сверху» не работает на полных мощностях, на это требуются большие ресурсы горючего и совершенно другие расходы.

 «Когда-то нам обещали, что в случае затопления, садоводам будет оказана помощь, проблему устранят. Но когда эта ситуация возникла, оказалось, что прямой вины ТЭЦ-5 нет, а значит, устранять этот потоп они не собираются. Мы даже хотели предложить «ТГК-11» скинуться на откачку воды вместе, если это такая финансовая проблема, но на приём к руководству компании мы попасть не можем. Мы с тремя председателями других СНТ направили открытое письмо генеральному директору ТГК Хилько Олегу Михайловичу с приложением всех фото и документов, которые мы собираем не первый год. Ждём ответа уже две недели и продолжаем тонуть», — переживает председатель.

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева

Каждый день Галина Евгеньевна объезжает на велосипеде свои владения и отслеживает ситуацию с водой. Оставаться равнодушной к увиденному просто невозможно, ведь каждый домик — это чья-то история, целая жизнь, полная воспоминаний. Женщина надеется, что всё ещё можно исправить и вернуть жизнь садоводству, о котором она заботилась столько лет.

“Я наших дачников знаю по 30-40 лет, и когда они со слезами на глазах покидают свои дома и участки, в которые всю жизнь душу вкладывали, у меня сердце разрывается. Люди потеряли всё, они плачут и беспомощно смотрят на всю эту безысходность. Я думаю об этом каждый день и спать не могу. Мы на всё готовы, если найдётся хоть какая-то возможность спасти садоводство от гибели».

Не дачи, а бобровые хатки: как вода стала выселять целые семьи на окраине Омска
Фото: Тамара Башаева
Это будет Вам интересно
В Омске состоялась презентация нового автомобиля JAECOO J8