Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры

Автор статьи
Олег Малиновский
Фото: Евгений Софийчук

Раз, два, три…

Мы едем в Тюкалинск на арендном автобусе. На личном авто даже бывалые водители ехать побоялись — особенно учитывая события последних дней. Коротая время, а ехать два с половиной часа, я считаю проезжающие навстречу фуры.

Двадцать три, двадцать четыре, двадцать пять…

Фуры, самосвалы, военные грузовики, опять фуры, цистерны с топливом и водой. В счет идет всё большегрузное, кроме «газелей» или прочих малышей вроде «Исузу». Внезапно в голове проносится мысль, что на узкой дороге, вот любой из них может чуть-чуть взять влево и всё, наши жизни остановятся в этот же момент.

Будто прочитав мысли, за спиной с шорохом валится один из венков. Их в автобус принесли так много, что они заняли заднюю часть салона на восемь сидений.

Пятьдесят шесть, пятьдесят семь, пятьдесят восемь…

«Вот место, где всё произошло», — сказал кто-то и все прильнули к окнам. Мы проехали мимо огромного куска выжженной земли с какой-то серо-черной свалкой, в которой копошились пара человек. Всё что осталось от столкновения грузовика с пассажирским минивэном. За три дня остовы от автомобилей убрали, тела все увезли. Остался лишь какой-то хлам: рассыпавшиеся из сумок пассажиров вещи, мелкие части кузовов, запчасти. Все это было густо удобрено пеплом. Ярким пятном на фоне этой серой массы выглядел скромный веночек-корзинка. Она стояла прямо посреди всего этого месива.

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Евгений Софийчук

Всем автобусом мы едем хоронить лишь одного человека. Одну из восьми оборвавшихся здесь судеб. Прекрасную блондинку тридцати лет, талантливую журналистку по имени Аня, которая умела смеяться в полный голос.

Сто, сто один, сто два…

На момент публикации с гибели восьми людей на трассе Омск — Тюмень прошло 40 дней. Все это время власти призывали людей ходить на выборы, поздравляли с праздниками работников ЖКХ, скорбели по погибшим в Крокусе, но не сказали ни слова о крупнейшей аварии со времен ДТП на Сыропятском тракте. Ни единого поста в «телеграмах» чиновников ни то что об аварии, даже о погибших там детях, даже слова не было о самой дороге, которая в народе давно приобрела название «трасса смерти».

Когда души превращаются в статистику

Сыропятский тракт, конечно, тоже стал нарицательным. По крайней мере в среде журналистов. Но «Сыропятским трактом» скорее называют сам случай, когда «Камаз» с кирпичами протаранил автобус с рабочими, а вот к самой дороге никаких кошмарных названий не прикрепилось. Тогда почему «трасса смерти»? Первые массовые упоминания этого названия именно в СМИ относятся примерно к 2012-2013 году. Тогда в крупной аварии у села Бекишево погибли семь человек — они все ехали в одной легковой «Ладе». В соцсетях же это название звучало ещё раньше. Вообще, в каждом регионе — свои «трассы смерти». В той же Тюмени так называют дорогу не на Омск (она вторая по смертности), а в Ханты-Мансийск.

Оборванные судьбы превращаются в венки и цифры. Цифры — в статистику.

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Олег Малиновский

Рассматривая официальные данные УГИБДД по Омской области за прошлый год, сначала кажется непонятным, почему именно эта трасса получила такое название. Омскую область пересекает две федеральные дороги: «Омск — Тюмень» и «Челябинск — Новосибирск». На первой за 2023 год произошло 15 крупных аварий, в которых погибло 19 человек. На второй — 16 аварий и погибло 20 человек. Вот только стоит учесть, что трасса от Челябинска до Новосибирска идет в обе стороны от города и длиннее километров на 50.

«Максимально нервная трасса на Тюмень. Я когда на нее выезжаю, я прям себя чувствую жутко некомфортно. Хотя стаж вождения по трассе у меня большой», — всплыли в памяти слова моего друга.

Ради интереса — я кинул в паблик «Аварийный Омск» небольшой пост с вопросом — что же не так с трассой на Тюмень, почему её все ругают и в чем недостатки, к чему быть готовым?

«Да всё там нормально! От дебилов на встречке никто не застрахован», — появился первый же комментарий и получил больше всего лайков. «Хорошая дорогая — едь и отдыхай», — написал другой. Казалось, будто люди захотели показать свой водительский профессионализм на фоне моего поста, который выглядел как неуверенность новичка на дороге. Но дальше люди начали всё-таки предостерегать меня по-настоящему:

«Узкая двухполосная дорога с маленькими глиняными обочинами. Много большегрузов, зачастую дальнобои нарушают скоростной режим, играют в «пятнашки» на дороге. Много самоуверенных водителей на праворуких авто. И колея в асфальте от большегрузов»

«По одной полосе в каждом направлении, много большегрузных автомобилей и самоуверенных водителей, которые при недостатке мощности автомобиля, идут на обгон»

«Потому что там дальнобойщики гоняют. И дорога 2 полосы. На обгон идёшь и боишься, чтобы в лоб не столкнуться»

«Трасса перегружена фурами и тихоходов там пруд пруди, вот и пытаются обгонять и не всегда удачно».

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Олег Малиновский

И так далее. Дальнобойщики упоминались почти в каждом сообщении. Почти все проблемы трассы глазами обычного водителя уложились в огромном сообщении человека, который по работе вынужден часто ездить по регионам и подробно написал об этом в личные сообщения. Далее — его прямая речь.

Чувствуешь себя, как в фильме «Терминатор»

«Это все уже разжёвывалось миллион раз. Основная причина – просто узкая дорога. Для сравнения, если брать Новосибирскую трассу, где тоже 2 полосы, то там полосы кажутся более широкими. В теории, три машины там разъехаться могут. Если едет машина, ее обгоняет другая и едет встречка, то при удачном стечении обстоятельств – если 2 машины прижмутся к обочине (даже не выезжая на нее), то горе-обгонщик проезжает между ними. Сам с таким сталкивался, страшно, но проносило. То есть новосибирская трасса не всегда, но иногда прощает ошибки горе-водителей. На Тюменской же трассе, если едут навстречу друг другу две фуры, то ощущение, что они едва разминаются зеркалами. Фура занимает всю полосу. Одно колесо едет вдоль кромки обочины, а второе уже будто задевает разделительную линию. Соответственно из-за этого сложнее обгон, потому что впереди идущая фура закрывает тебе весь обзор.

Тебе, как и положено, приходится оттягиваться от нее максимально, чтобы вообще хоть что-то видеть и выходить на обгон заранее, тем самым, ты больше времени проводишь на встречке.

Как водят сами фуры – для них отдельный котел в аду уже кипит. Пристроиться морда к заднице так, что не то что легковушка, коптер не залетит, для них это нормально. Когда уже пошел на обгон и все же их «плечами» раздвигаешь, чтобы спрятаться, ты получается едешь в некой «коробочке». Впереди идет фура, сзади идет фура. У тебя обзора нет, так как ты прижат к фуре, которая едет перед тобой. Тебе нужно как-то разорвать дистанцию, чтобы был хоть какой-то обзор. Ты начинаешь подтормаживать, а сзади на тебя напирает другая огромная фура, которой это ни хрена не нравится, так как ему проще ехать уперевшись мордой в жопу на своеобразном «автопилоте» и залипать в условный телефон. А ты его постоянно видишь в зеркале и ощущение, что он у тебя уже где-то в районе багажника. Таким образом создается достаточно нервная ситуация в результате чего, ты хочешь быстрее уже обогнать и «вырваться» на пустую дорогу – начинаешь нервничать, торопиться – совершаешь ошибки. Создается впечатление, как в фильме «Терминатор 2», когда ты на мопеде по коллектору уезжаешь от терминатора на грузовике.

С обзором на трассе тоже сложнее. Субъективно, кажется, что там больше лесов, чем полей, как на Новосибирской. Если какой-то изгиб дороги, то он скорее всего будет закрытым и ты не видишь ровным счетом ни черта.

Также лично моя версия, что есть фактор усталости водителей. То есть, если ты едешь между Новосибирском и Омском, то с большой вероятностью для тебя это будут некие перевалочные пункты. От точки до точки нужно проехать 650 км. Это около 8 часов — считай рабочий день. И будет перерыв. Если же брать пробеги по Тюменской, то помимо трафика Тюмень-Омск, добавляются: Сургут, Нижневартовск и остальные вахтовые Севера. Так же добавляется Уральский трафик: Челябинск либо Екатеринбург. К чему это всё — помимо большей загруженности, больше направлений, откуда на эту трассу выезжают, мы еще имеем дополнительную усталость, так как, допустим, человек прошел Урал, поспал в Екатеринбурге или Челябинске и пошел в сторону Омска, то в Тюмени ты не остановишься, поскольку там 300 километров всего, а пойдешь дальше до Омска. А это уже более 900 километров. В целом, не много, но для рядового водителя — это уже часов 10-12 пути без учета погодных условий».

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Евгений Софийчук

Бутылочное горлышко для 10 тысяч машин

Конечно, реплики людей — субъективны. Даже если они говорят все об одном и том же. Но количество грузовых автомобилей действительно поражает воображение. Просто считая их по пути, я понял, что пока вы едете в автобусе до Тюкалинска, вы разминётесь с 750 тяжёлыми, гружеными машинами. Не считая тех, что попытаются обогнать вас.

Исследуя закупки и копаясь в документах на изыскательные работы по ремонту этой трассы, можно встретить любопытные цифры — каждые сутки в среднем почти по любом участку этой трассы проезжают от 10 до 12 тысяч автомобилей. Больше четверти трафика из них — большегрузы.

И это далеко не предел. Росстат ведет аналитику по грузообороту в Российской Федерации. Он высчитывается по сложной формуле и измеряется в тоннокилометрах. С 2009 года грузооборот Омской области вырос в три с лишним раза. С 631 миллиона тоннокилометров до 2200 в 2022 году (позже статистики пока нет, так что может и больше). Учитывая сложности с авиаперевозками, вахтовыми северами и ориентацией внешней экономики на восток — эта цифра скорее всего будет только расти. К 2044 году (да, у Росавтодора далеко идущие планы, это не опечатка), количество проезжающих по трассе машин должно увеличиться на треть. Вот только дорога уже сильно загружена.

Теперь самое кошмарное. NGS55 месяц назад собрал воедино все самые крупные аварии за последние 15 лет. Из семи ДТП с погибшими от пяти человек — четыре из них произошли на очень коротком участке трассы — с 535 по 579 километр (От Красного Яра до Бекишево). 579 километр примечателен ещё одним фактом — именно на этом участке трасса окончательно превращается из четырехполосной в двуполосную. Эдакое бутылочное горлышко. Все 10-12 тысяч автомобилей просачиваются через эти две полосы.

Судя по данным госзакупок, четыре полосы и барьеры дотянули до Красного Яра в 2021 году. Вообще, за последние пять лет из 235,3 километра «трассы смерти» капитально отремонтировали чуть меньше 40. Если реконструкция дороги продолжится в тех же темпах — до границы с Тюменской областью расширят её только к 2048 году. Её расширение — уже жизненная необходимость. Буквально.

Правда, учитывая старые закупки, каждый километр обходится в 138 миллионов рублей. Это на всё про всё потребуется минимум около 27 миллиардов рублей с учетом, что цена не изменится (а она изменится). Это ненамного меньше годового дохода всего Омска, города-миллионника.

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Олег Малиновский

«Участок смерти»

Хотя история с ремонтом ещё хуже, чем кажется. На самом деле нельзя взять и начать что-то строить. Особенно на федеральном уровне. Сначала надо заказать документацию по планировке территории и обоснования инвестиций, потом проект. Каждая закупка занимает почти год, и то, если выделены деньги вообще. Три года нужно потратить лишь на то, чтобы начать ремонт. В это время деньги тратятся на обычную замену асфальта на старых участках. Это дорого, это долго.

На тот самый злополучный участок от 540 до 579 километр ещё в конце 2022 года разыграли контракт на 5 миллионов рублей по планировке территорий. Закончить его должны были в марте 2024 года. Возможно, и закончили. Теперь потребуется время, чтобы найти деньги, сделать проект и начать работы. Судя по документам, когда-нибудь там появятся и четыре полосы, и обочина в 2,5 метра, и отбойники… Жаль, Аня, как и ещё десятки людей, не дожили до этого момента.

Причем в массах власти не очень любят распространяться о каких-либо проблемах с трассой. Ведь реплика, в их понимании, потребует какого-то моментального решения. А решения никто придумать не может.

Ну как никто. Единственные, кто среагировал тогда в медиа на трагедию — правоохранительные органы. Это ДТП заинтересовало даже главу федерального Следственного комитета Александра Бастрыкина, который теперь пристально следит за расследованием. И, что интересно, кое-какое решение у СУ СКР нашлось.

По предварительной информации, пока дорога не станет 4-полосной следователи рекомендовали ограничить на ней скорость движения до 60 км в час. Пока неизвестно всем или только грузовикам (и если последним, то обгонов будет ещё больше). Учитывая порог ненаказуемости — поток будет ехать со скоростью 80 км в час. Правда, трудно представить, чтобы на такое решение смогли пойти, учитывая экономические последствия.

Поэтому скорее всего, как и прежде, на трассе будет погибать в среднем 19 человек в год. Вроде немного. Но за этими сухими цифрами на самом деле скрываются, венки, слезы и чьи-то оборванные истории. Например, Станислава Кибальника, который ехал спасать человека от наркотической зависимости. Или омского радиоведущего ГТРК “Иртыш” Артема Губанова и его друга Дмитрия Карякина. Или тренера красноярского волейбольного клуба «Енисей» Андрея Путинцева. Или Алены и Дмитрия Шевелевых. Или студентки Кристины Новоселовой. Или Анжелики Ерх. Или Бориса Булавцева. Или Сергея Назарова. Или…

Караваны фур: как омская трасса смерти превращает живые души в цифры
Фото: Олег Малиновский

На момент публикации с гибели восьми людей на трассе Омск — Тюмень прошло 40 дней. Все это время власти призывали людей ходить на выборы, поздравляли с праздниками работников ЖКХ, скорбели по погибшим в Крокусе, но не сказали ни слова о крупнейшей аварии со времен ДТП на Сыропятском тракте. А я уже 37 вечеров перед сном в кровати возвращаюсь в тот автобус с падающими венками, смотрю на пепелище, в котором копошатся какие-то люди и считаю грузовики.

Семьсот сорок шесть, семьсот сорок семь, семьсот сорок восемь…

Это будет Вам интересно
Приглашаем на прием доктора Марият Мухиной в городе Омске!